00:10 

Voozey
Цинизм ненавижу за его общедоступность.
Мне бы хотелось написать о чем-то хорошем. Непременно о таком хорошем, чтобы волей неволей улыбка заползала за уши и шире. И мне, казалось бы. ничего не мешает это сделать: моя жизнь сейчас ближе чем когда-либо к мечте, даже ближе, чем сама мечта — реальнее. Мечта воплощенная.
Но что-то не дает мне писать о хорошем. В хорошем слишком мало хорошего. Может, это? В хорошем настроениии нет ничего, если только оно не было секунду назад ниже всякой допустимой отметки. Я не о той банальщине, что все познается в сравнении. Нет, совсем о другом. У всего должен быть смысл.
Но его нет. Он не просто потерян. Его изначально нет. Счастливая жизнь, жизнь-сказка ничего никому не объясняет, не доказывает. И никогда не сможет никого убедить, заразить идеей не сможет. Она бессмысленна. Бессмысленна, но не пуста.
Как раз наоборот, она полна так, что трещит по швам, она полна до краев и переливается через них, бурлит и заражет все вокруг. Но в ней нет смысла, нет идеи. Можно обманывать себя и говорить, что у тебя своя жизненная философия, но только это не так. В том, чтобы быть счастливым и наслаждаться жизнью нет никакой философии. Гедонизм? Чушь собачья. Гедонизм лишь утешительный приз для тех, кто никогда не был счатлив и никогда не сможет таким стать, так как он (гедонизм) и причина этому.
Пожалуй, путь к счатью более чем насыщен смыслом, в нем и сосредоточивается вся философия, и притом для каждого она индивидуальна. Но когда путь пройден и ты у розового дома с белой оградкой — в этот момент умирает идея. Потому что счастье не может быть частью идеи, да даже и целой идеей не может быть. Оно слишком широко, да еще и неделимо. Оно слишком самодовлеюще. Счастье живет в самом себе, питается собой и растет за счет себя.
Это закрытая система. Возможно, это другой мир. Мир без идей. Чистый и желанный.
Кто-то скажет, что жить и не терзаться идеями, — нельзя, что так делают только откровенные дураки. Но отказаться от идей, в которых и есть смысл, и отказаться от мыслей, от размышлений, от рефлексии — это совершенно разные вещи. Если в жизни нет смысла, это вовсе не означает, что в ней нет мысли, свободной, высокой, неординарной, да какой пожелаете.
Идея — это болезнь. Об этом писали все классики. Вы стоите перед выбором, который, однако, принадлежит не вам. Если душой завладела идея, она не сможет так просто отказаться от нее, а даже если и откажется, то тотчас подхватит новую.
Похоже, одни рождены для идей, а другие — для счастья.
Осталось только сделать выбор.
И о своем я не жалею. Мне нравится быть счастливой. Это даже лучше, чем я могла представить еще год с небольшим назад.


URL
   

~

главная