Voozey
Цинизм ненавижу за его общедоступность.
Август мерно дышит над Москвой,
И последнее тепло уходит.
Застилают лужи пеленой
Миллиарды листьев в хороводах.

За моим окном тоскует клён
В ожидании грядущей казни,
Он был в жизнь цветущую влюблён
И встречает смерть не без боязни.

Он не слышал о бессмертьи душ -
Молча листья на асфальт роняет,
Он в аду бездушных зимних стуж
Каждый год любимую теряет.

И весной он не воскреснет, нет...
Он, увы, из круга должен выйти.
Он устал за сотню зим и лет
И мечтал забыться и забыть их.